Левое Социалистическое Действие
социал-демократическая организация

25 февраля 2015

Ольга Сонина: Социал-демократическое понимание термина пролетариат

Filed under: Теория,точка зрения — admin @ 23:44

Один участник Google-рассылки написал 23 февраля: «Я пролетарий. Как учитель я сейчас работаю фактически в кооперативе и особенно не чувствую эксплуатации. Но как курьер я чувствую эксплуатацию и работодателя и клиента. А до того чувствовал как учитель классической школы и как библиотекарь. Для меня пролетарий не оскорбление. Я пролетарий также как и рабочий у станка. У нас есть безусловные различия, но социальные интересы у нас с ним общие. Так что можешь не сомневаться, я надеюсь, что смогу в конце жизни, если ко мне придет новый Колчак, повторить слова Плеханова «я отдал жизнь пролетариату и на склоне лет не стану его могильщиком».

Позволю себе усомниться в том, что автор вышесказанного — пролетарий. Как курьер можно, конечно, «чувствовать эксплуатацию», но курьер не создаёт прибавочного продукта, как «рабочий у станка». Мало того, он имеет некоторую свободу передвижения во времени и в пространстве в отличие от рабочего. Рабочий не имеет права отойти от станка (кроме получаса на обед и нескольких минут на туалет). Как учитель —  можно ещё как ощущать эксплуатацию, но «человеческий капитал», который создаёт учитель, является «прибавочным продуктом» только в стратегической перспективе — зарплату в гос. школе учитель всё равно получает из бюджета, сформированного из прибыли, полученной трудом нефтяников и рабочих градообразующих предприятий.

Кроме того, в отличие от «рабочего у станка», учителю не ведома та ущемлённость, от которой страдает рабочий: невозможность применять свой умственный потенциал. Всякому человеку тяжело ощущать себя быдлом. Так что именно социальные интересы у рабочего с учителем разные.

Учитель обладает основным социальным капиталом современности (об этом «капитале» говорится в статье Росселли http://sd-inform.org/biblioteka/teorija-socializma/demokraticheskii-socializm/roseli-karlo-liberalnyi-socializm.html) — высоким и престижным образованием, а рабочий им не обладает. Поэтому между ними — пропасть, и сколько бы учитель не говорил об «общих с ним социальных интересах» — рабочий рано или поздно, а может быть, и сразу воспримет это как лицемерие.

Мне близко понятие «пролетариат», но, к сожалению, оно уже устарело. Вот что написано по этому поводу в «Новой философской энциклопедии»:

«Материальная нужда низших социальных слоев в развитых странах на протяжении 20 в. постепенно исчезала благодаря экономическому росту и связанному с ним повышению заработной платы и уровня жизни. Создание в этих странах после 2-й мировой войны “государства благосостояния” в значительной степени лишило смысла три основных измерения пролетариата как массового явления: роль заработной платы как определяющего социоструктурного признака, бедность и нищету в материальном смысле и осознание ущемленности интересов в психологическом плане. В настоящее время понятие потеряло свою актуальность, в т. ч. и для левых.» (А. Н. Родионов. Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль. Под редакцией В. С. Стёпина. 2001.)

Хочу заметить, что учёные мужи (левые), такие, как например, социалист П. Кудюкин и анархо-синдикалист В. Дамье, в своих лекциях уже отказываются от термина «пролетариат», заменяя его термином «прекариат» (при обозначении работников наёмного труда). При этом они, в свою очередь, ссылаются на других «учёных мужей». В общем, как я поняла, всё научно-политическое сообщество уже отказывается от употребления этого термина (пролетариат) для обозначения современных трудящихся, поскольку эти самые трудящиеся никак уже не желают соответствовать определению пролетариата, данного ему классиками научного коммунизма.(Ох, и давненько же это было!).

А именно, как сейчас помню: «Пролетариат — это наёмные работники, не обладающие правом собственности на средства производства, но создающие при этом прибавочную стоимость (или прибавочный продукт)». Кроме того, пролетариат — не владеет частной собственностью, то есть, «ему нечего терять, кроме своих цепей.»

Поэтому, стало быть, он и мог быть основной движущей силой революции. А теперь эти наёмные работники все сплошь имеют доли в приватизированных квартирах от полумиллиона или 1 млн, до 3-х, 5-ти, а то и 10-ти млн. рублей. И дачи, участки у многих есть, тоже приватизированные. Многие работяги и машины имеют — «а для чего ж они работали?» Правда, машина — это личная собственность, но нередко используется, как частная — для подработки «извозом». Это что касалось «цепей» и «движущей силы».

А теперь поговорим о создании, по Марксу, прибавочного продукта (который именно и даёт прибыль), о котором почему-то последнее время некоторые теоретики и политологи предпочитают не вспоминать. Не хотят вспоминать, потому что, являясь наёмными работниками где-нибудь в институте или в школе, и не создавая при этом непосредственно прибавочного продукта, который вот сейчас даст прибыль, и накормит всё государство и их в том числе, — они, тем не менее, желают «примазаться» к пролетариату, хотят, чтобы их называли этим великим словом — пролетариат (словом — отчасти устаревшим, отчасти испорченным тоталитарными «коммунистами»). Разумеется, учёные и учителя создают нематериальные, или неосязаемые пока ценности, которые материализуются через 10 или 50 лет. Но сейчас, чтобы сформировать бюджет, чтобы выплатить им и всей стране зарплату,— нужны материальные ценности (содержащие прибавочную стоимость), продав которые, государство получит прибыль и всем всё выплатит.

Так кто же обеспечивает эту прибыль, кто нас содержит?  Пролетариат. Его мало, но именно он нас кормит. Это, например, рабочие автозавода Тольятти, рабочие Магнитки, Кузбасса, но главное — нефтяники Сибири, Татарстана, Башкирии. Они теперь наши кормильцы, они — настоящий пролетариат. И не надо к ним себя и всё остальное большинство страны — «примазывать». Не заслужили. Все мы — преподаватели, врачи, учёные, строители, водители, библиотекари, артисты, юристы, экономисты, грузчики, продавцы, курьеры — многочисленный, многомиллионный, но всего-навсего — прекариат.

Поэтому убрать слова «пролетарское движение», «пролетариат» было просто необходимо, и давно необходимо. Что и нашло своё отражение в предложениях товарищей по усовершенствованию текста Манифеста ЛевСД . Настаивать на том, чтобы сохранить эти слова в программных документах — не солидно как-то, особенно,  для канд. наук.

Служащие (инженер, технолог, мастер участка, цеха)  — не являются пролетариатом, поскольку всё это — работники управления завода (фирмы). Они не могут выражать или защищать интересы пролетариев (непосредственных производителей), так как их профессиональная деятельность (вынужденно) направлена на усиление эксплуатации рабочих определённого участка или на ущемление материальных интересов соответствующей группы рабочих (что, в сущности, одно и то же). Скажем, внедрил технолог, конструктор или мастер какое-нибудь усовершенствование для облегчения выполнения данной операции — следствием этого будет обязательное снижение расценки на выполнение данной операции. Чтобы заработать столько же, сколько прежде, рабочий должен за то же время сделать деталей больше. а это-то получается далеко не всегда. Ведь потому-то это усовершенствование и удалось внедрить, что оно обещало существенное снижение затрат на зарплату!

Тем не менее, все служащие завода (или инженерно-технические работники, ИТР) хоть и являются потенциальными или реальными «врагами пролетариата», но одновременно, они — двигатели прогресса, хотя бы на уровне данной фирмы. Их вполне можно назвать технической интеллигенцией.

Программист-наладчик — такой же пролетарий, как и рабочий, работающий на обычном, ручном станке. Но у нас «программистов нормальных нет», потому что программистов для станков с числовым программным управлением (ЧПУ) было невыгодно готовить (не со стратегической, а с сиюминутной точки зрения гос. планирования)  стране, «подсевшей на нефтяную иглу» уже с конца 60-х годов. Заинтересованные в развитии программистского обучения, например, частные владельцы (если бы они были) или директора, имеющие право вложить средства в это обучение, безусловно, добились бы того, что и у нас были бы нормальные программисты, но централизованное государственное планирование в этом не нуждалось. «Пороху» всегда хватало только на то, чтобы закупить «классные зарубежные станки», авось смекалистые работяги в них разберутся. Но уровень уже не тот. Подключали инженера-технолога, ему удавалось разобраться, он работал на этих станках с ЧПУ пару месяцев или полгода. Потом ему давали на обучение одного, затем нескольких человек, но из-за их слабой обучаемости «воз стоял и ныне там». Теперь хотя бы немцев ( как Екатерина) приглашают — уже прогресс.))

Так что российский пролетариат — это люди, как правило, низкой квалификации, лишённые возможности во время работы применять свой умственный человеческий потенциал, поэтому страдающие от осознания своей ущербности. При высоком уровне зарплаты — ощущение ущербности ниже, но оно всё равно остаётся. Это основная причина их обиды на интеллигенцию. Именно поэтому «теоретики и вожди революции» так стремились  приподнять самооценку пролетариата, успокоить его хоть немного тем, что пролетариат — это и «гегемон», основной класс, базис общества;  и «движущая сила» развития, революции, прогресса; и «диктатор» при «диктатуре пролетариата». Но главное — кормилец всего общества (что верно).

Интеллигенция, соответственно, с этой целью (и не только) всячески принижалась: она не только жалкая «прослойка» общества, но и по определению «вождя революции» иногда даже и «г…но». Не потому ли некоторые участники рассылки так озаботились тем, что они не пролетариат вовсе, а научная или преподавательская интеллигенция?))

Из последних статей о демократическом социализме следует, что основным двигателем прогресса сейчас является (да и всегда, видимо, являлась)  интеллигенция, то есть не богатые, а в первую очередь, образованные люди. Образование — это высший социальный капитал. И тот, кто его имеет — вправе гордиться этим. Так что успокойтесь, коллеги, мы левые, но не пролетариат.

А то, что преподаватели создают «человеческий капитал», который материализуется  только через сколько-то лет — не повод для того, чтобы обязательно называться пролетариями. Поскольку зарплату через две недели они получат из бюджета, сформированного из прибыли, заработанной нефтяниками, то есть реальным пролетариатом,  кормильцем общества. Такова жизнь. Преподаватели — не материальные кормильцы, а духовные (в ближайшем рассмотрении).

В связи с этим, хочу немного добавить по поводу сказанного в рассылке о том, что за «пролетариат» «можно и кое-где по физиономии получить» и что «типа работяги на заводе тупые, а мы тут в офисе очень умные».

Просто, родители этих новых «умных» молодых интеллигентов и интеллигентов из «офисов», скорей всего, работали на заводе рабочими в качестве этого самого пролетариата. И на своей шкуре ощутили всю ущербность своего положения, когда далеко не за самые большие деньги, стоя чуть не по колено в грязи, часто страдая от жары или от холода, при этом иногда работая по две смены в сутки, падая от усталости от механической однообразности движений,  они не могли ничего предложить, высказать. Их всё равно, по большому счёту, никто не стал бы слушать. Они были «винтиками». Как они могли относиться к «высоким» словам «вождей» о том, что они и «гегемон», и «базис», и «движущая сила» чего бы то ни было?  Разумеется, только как к лицемерию. Именно это они и объяснили своим детям. Именно поэтому их дети (не дети интеллигенции) так ненавидят слово «пролетариат».

Современные социал-демократы выражают сейчас не только  интересы  меньшинства пролетариев. Они выражают интересы и большинства наёмной интеллигенции. И абсолютно несправедливо следующее утверждение:

«Большая часть офисных работников в социалистическом обществе будет на хрен не нужна. Ничего реального они делать не умеют, придется переучиваться, чтобы выполнять нужную обществу деятельность. Большинство того, что сейчас делается в офисах, не несет никакой пользы, служит исключительно целям извлечения прибыли.»

Несправедливо тем более, что последнее утверждение  выдаёт полное непонимание законов экономики. Ведь «цели извлечения прибыли» не могут быть бесполезными. Они просто необходимы для повышения благосостояния каждого члена того же социалистического общества.

Ольга Сонина, ЛевСД, Москва

http://www.sd-inform.org/tribuna/diskusionyi-klub/diskusija-o-social-demokrati-i-socialisticheskom-internacionale/sonina-olga-social-demokraticheskoe-ponimanie-termina-proletariat.html

Комментариев нет »

No comments yet.

RSS feed for comments on this post.

Leave a comment

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.

Powered by WordPress