Левое Социалистическое Действие
социал-демократическая организация

15 октября 2019

Никита Аркин: Безумие как оружие пролетариата и пища фашизма


Самое страшное в психическом заболевание то, что все хотят, чтобы ты вел себя так, как будто его нет
Артур Флэкк

Сходили с подругой вчера на «Джокера». Решил что-то сказать по этому поводу. Все побежали и я побежал. Попробуйте прочитать первые два – три абзаца, дальше будет интересно. Или нет.

Фильм надо сказать на меня безумное впечатление произвел во всех смыслах. Ничего лучше я не видел за долгое время (отложим эстетический релятивизм временно в сторону). Кто-то (кажется Леша Байков, но не уверен), говорил, что это фильм, который возвращает игру актера. Не то чтобы я считал, что она совсем ушла, но Джокер, очевидно, держится на ней, прежде всего. То есть остальные тоже неплохие, но все равно они оставляют ощущение статистов, может быть кроме Мюррея.

Теперь об идее. Что имеем в итоге?
Имеем какое-то количество леваков, которые говорят, что это фильм про революцию, какое-то количество леваков, считающих, что это леволиберальный фильм об опасности революции, один Армен Аваков который считает, что это фильм, воспевающий не то маньяка, не то Гитлера, левые либералы, воспринимающие кино как месседж необходимости заботы о незащищенных слоях.

Представлю себя раввином. Все правы. Или все не правы.

Проблема в том, что многие люди, которые писали рецензии или смотрели фильм, все равно смотрели его отстраненно. Они не видели в фильме себя, скорее они видели проблему. (Я бы написал проблему капслоком, но я помню, что это дурной вкус). Я когда смотрел фильм видел себя и многих своих знакомых. Часто мы видим стенания гламурных левых о том, что в движении слишком много шизы, которая может отталкивать нормальный рабочий класс. Где они видели этот нормальный рабочий класс в условиях кризиса классического капитализма? Особенно нашего, российского капитализма, с добавленной сверху диктатурой. Даже те, кто изображает из себя норму все равно несет на себе дикое количество неврозов и диагнозов, просто скрываемых и непролеченных. Понятно, что я не психиатр, но там где нет медицинских болезней, есть болезни социальные. Тот же уровень домашнего насилия связан с менталкой. В этом смысле, феминистки не правы, когда говорят, что абьюзер – это человек полностью отвечающий за свои действия.


Кто-то забивает это пьянкой, кто-то таблетками, у кого на что денег хватит. А кто-то идет в революцию.

Многие говорят, что люди идут в движ, чтобы решать свои личные проблемы. И это сто процентов так. Я бы рискнул сказать не многие, а все. Вне зависимости от внешней социальной устроенности, в том числе и гламурные леваки.

Артур Флэк как раз такой чувак. Я почти в каждом его действии видел либо себя, либо кого-то из своих знакомых. Перестал я ему сочувствовать, когда он придушил Пэнни. Потому что в этот момент он пошел в сторону вымещения своей слабости на еще более слабом человеке, пусть тысячу раз виноватым в его проблемах. И дальше его путь привел туда, куда он пришел. При этом ВСЕ остальные его поступки можно, при желании, оправдать. Это не значит, что так правильно делать, это не значит, что так надо делать или не дай Б-г к этому призывать. Как говорят в Талмуде про Пинхаса, «так делают, но так не советуют».

Артем Кирпиченок почему-то увидел в Томасе Уэйне «честного, но надменного либерального политика». Где? Откуда? По-моему, это совершенно первозданный, первостатейный подонок, абсолютно, кстати, карикатурный. Я уж скорее в Мюррее увижу какие-то человеческие черты. Впрочем вряд ли Де Ниро стал бы играть совсем плоского персонажа… Гибель Мюррея мне чем-то напомнила гибель героя из «В значит Вендетта», хотя вроде ничего общего. Оба, между прочим, похожи на известного российского телеведущего, не скажу какого, хочу пока на свободе походить немного…

Теперь к социалочке. Все те ребята, которые выходят на улицы были вдохновлены убийством менеджеров с Уолл Стрит, кстати, никаких не капиталистов, просто служащих.

Достаточно мерзких, занимавшихся откровенным, наглым харрасментом по отношению к девушке в метро. Мы помним, что Артур ничего не делал, чтобы ей помочь. Я восхищен, если Вы не попадали в подобные ситуации, я попадал. Но тут у Артура оказывается священная вещь, делающая американского гражданина. А именно ствол. И он отправляет на тот свет своих обидчиков, причем последнего он прикончил из явных соображений мести, там не было никакой необходимости в этом. Ну или не оставлять свидетелей. Тут надо подумать. Заодно он возвращает долг патриархату (на который ему правда, скорее всего, насрать, у нас нет никаких оснований думать иначе).

И тут люди видят, что он «герой», как его называет выдуманная им фантомная девушка. Герой, потому что актом насилия он делает видимым себя и других людей фрустрированных капитализмом. И дальше все действия бунтующих представляют собой насилие, они строятся вокруг насилия. Я не знаю, как это видел режиссер. Возможно, именно таким образом он видит левых радикалов. Я знаю, что у него получилось. У него получилась идеология обездоленных, обиженных кризисом капитализма, построенная на вождизме и насилии. Приведшая в итоге к построению теневого тоталитарного Готэма в «Бэтмане». С которым как мы помним, отважно борется наш отважный «республиканский» герой. Тоже явно нейроотличный (как и многие его соратники), но выбравший «правильную» сторону. Грубо говоря, мы видим фашизм.

В итоге, Артем (не кирпиченок, а Аваков) прав. Это действительно «защита Гитлера». А что такое защита Гитлера? Может быть это защита Холокоста, десятков миллионов погибших людей, тоталитаризма, офицеров Абвера на крючьях? Да нет. Это защита австрийского пацана, неустроенного, нейроотличного, брошенного в топку капитализма, не принятого в художественную школу и ставшего инфернальным чудовищем.

В России роль злого клоуна в 90-е играл Эдуард Вениаминович. Это сейчас он играет в лакея при уже победившем фашизме (иногда его критикуя). А в 90-е во время правления наших Уэйнов он собрал вокруг себя таких клоунов из окраинных городов, дал им возможность быть видимыми, дал им то знамя, которое им подходило. Мне повезло, я тогда жил в обеспеченной семье московского профессора. А то году в 98 я вполне мог бы пойти за тогда еще ярким «клоуном», который, конечно, себя считает образцом нормы (о чем он говорил неоднократно, да и не только он Дима Жвания, например).

А потом это закончилось. Фашизм прошел. Какое-то время банда клоунов боролась с Карлом Грисэмом (смотри «Бэтмана»), но потом вписалась в его систему. А кто не вписался, вместе с Мишей Пулиным и Настей Топор продолжают получать пиздюли от ментов. И к ним относятся как к неадекватам. И у них много хрени. По феминизму, по ЛГБТ, по другим параметрам. Но к ним идут вот эти клоуны. Шли в ЛБ, который тем не менее все равно играл в норму. Идут к нам. Идут они в «гламурные» организации, которые пытаются их интегрировать , а психофобию вставить в свою повестку. Проблема состоит в том, что психофобия не часть повестки. Наше общество безумно и невротично. И западное тоже, только по другому.

Оно уперлось в стенку. Нам говорят, пейте таблетки. Мы пьем. Говорят: общайтесь с психологами. Мы общаемся. Но мы не можем устроиться на работу, потому что мы безумны, мы не можем оплатить психиатров, потому что не работаем, мы не можем идти в ПНД, потому что нам запрещают работать в куче мест. Мы говорим с психологом. И нам нормально, как Артуру. А потом мы выходим на улицу и видим ад. Постоянный ад и постоянную боль. Мы ничего не можем и часто не хотим ничего мочь. И нас гораздо больше, чем Вы думаете. Может быть мы Ваши дети или Ваши родители, Ваши партнеры и Ваши коллеги. А может быть мы – это Вы сами, просто Вы еще не знаете об этом. А потом Вы приходите на Джокера и говорите: какой ужас, нам надо что-то сделать, чтобы помочь этим людям. Спасибо. Мы благодарны, что Вы хотите нам помочь. Но наша главная проблема не в том, что нет бесплатной помощи и ее мало. Наша главная проблема в том, что мы не видим будущего. Даже те из нас, кто наделен котируемыми среди Вас талантами все равно не видим.
Но на самом деле, мы это Вы, просто концентрированные, мы берем Вашу боль и показываем ее в более явном виде.

А потом Вы смотрите финал Джокера. И он очень грустный. Потому что в мире нет пустоты. Если левые не могут дать людям в руки… хотел написать цель, но цели у всех разные. Возможность реализации себя, возможность участвовать в эволюции (опять хотел написать с большой буквы, что ж такое), возможность влиять на свою жизнь, то придут те, кто даст им иллюзию всего этого. И каждый из нас Артур Флэк. Каждый может стать Джокером. «Наше имя… (нужное подставить)».
Вряд ли многие из Вас дочитают текст до этого места. Он слишком длинный и нудный. Но те (или тот, или та), кто дочитает решит, ну чувак левый радикал, за диктатуру пролетариата, долой буржуазные выборы, туда сюда… А все не так. Пишущий это… черт его знает что, начиналось как эссе… вполне социал-демократ, он очень толерантен, он за выборы, за мирную революцию, мир без насилия, фри лав, Битлов, приход Мошиаха, нужное подчеркнуть. Просто пока мы еще идем к этой точке перехода, есть столько возможностей не дойти до конца и вместо мессианского царства получить Пеннивайза или стать Джокером. Мы все клоуны, даже те, кто об этом не знает. Но мы не обязательно злые клоуны. Это уж как пойдет…

Комментариев нет »

No comments yet.

RSS feed for comments on this post.

Leave a comment

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.

Powered by WordPress